Род и Семья

 

Наши программы: «Энергия Рода. Мой путь» Модуль I и Модуль II

 

rod

Рассказ участницы Семинара «Энергия Рода. Мой путь»

Этой весной я взяла горсть родной земли из-под яблони в саду нашего дома, где все мы родились и выросли. Я собираюсь отвезти эту землю дедушке Сергею – в местечко Мясной Бор под Новгородом, где с 1942-го лежат в болотах незахороненными тысячи и тысячи бойцов – русских, немецких, испанских. 

Мой дед там среди них. Бабушка больше не видела его с 1941-го, когда он встал, отложив мольберт с красками, ласково коснулся ее живота, откуда неделю спустя появилась моя мама, – и ушел на фронт. Вторая ударная армия встала под удар, оттянув на себя вражеские силы, которые готовились уничтожить Ленинград. В Мясной Бор меня отвезли мои друзья из Питера, Света и Денис. Мы искали имя деда на братских могилах, но так и не нашли. В этом местечке все осталось нетронутым, как 70 лет назад: затопленные землянки, разбитые доты, отстрелянные гильзы, заржавевшие солдатские каски.

История рода стучит в моем сердце, не дает покоя. Кто думает, что духовная работа – для тех, кому просто нечем заняться, глубоко неправ. Духовная работа возможна только там, где – «болит». Во мне «болит» моя бабушка, провожающая взглядом уходящего на войну дед, глотающая ком в горле, когда ей попадается на глаза мольберт под навесом. И еще тысячи маленьких «болит», связанных с историей моей семьи, прошедшей все мясорубки двадцатого века. Но сейчас время пройти эти истории насквозь и выйти с другой стороны.

Один из этапов пути – участие в семинаре «Энергия Рода. Мой путь», который ведут замечательные тренеры Ольга Мнацаканян и Надежда Лисянская. В течение нескольких часов мы можем с головой погрузиться в духовную работу, проигрывая сложные моменты из жизни рода, открывая новое понимание происходившего тогда – и резонирующего с нашим настоящим, отыскивая спрятанные сокровища. А драгоценным подспорьем в этой работе являются метафорические карты.

Семинар начинается. Первая карта, от которой не могу оторваться: искаженное изображение инфанты Веласкеса, словно у маленькой принцессы аутизм. Мне в руки попадает клубок, который передают друг другу участники: мы в группе связаны теми же нитями отношений, как и в своей семье. Нить обвивается вокруг моего горла, не дает дышать, я падаю, лечу на землю, в траву, нет, в колосья, их жесткие стебли царапают руки – или я продираюсь сквозь колючую проволоку, и в грохоте выстрелов до меня доносятся слова нашего тренера Ольги, что можно поискать для себя другое пространство… рвусь, срываю удавку, под паутиной из ниток просачиваюсь – дедушка, я рядом, нам надо выбираться из болота – и оказываюсь на поверхности. Я лежу на солнечной полянке с нимбом из колосьев вокруг головы, война осталась вдалеке, я ощущаю новый мир вокруг себя и мир в сердце.

Мы рисуем генограмму своей семьи – у меня это толстый ствол яблони, в основании которого нахожусь я, слева ветвь маминого рода, справа отцовского. Наугад вытаскиваю карту – это моя мама, красивая и сдержанная, следом ищу себя – голая девчонка со спутанными волосами, наслаждающаяся всей полнотой жизни. Пугающую инфанту я просто сбрасываю на генограмму, чтобы посмотреть, кого она обозначает. Ага, ложится около карты отца – это моя тетя, которая погибла еще ребенком. Дорисовываю остальных – родители отца, родители мамы, дядя, тетя…

И вот наступает чудесный момент, когда можно набирать ресурсы. Я выбираю столько, сколько хочется. В какой-то момент внутренний цензор велит остановиться и «не хапать». Но тренеры говорят, что можно взять сколько нужно. И в итоге ресурсов оказалось ни больше и не меньше, чем нужно, а в самый раз. Самый красивый бриллиант я отдаю маме.

Наши мамы – самое драгоценное, что есть в нашей жизни, именно с них она начинается. Как мы ее проживем – выбор всей нашей жизни, но чтобы он состоялся, вначале был их выбор… Есть что-то общее для меня, что роднит мамину маму и отцовского папу: они как соль земли, основа основ, поэтому я кладу к ним одинаковые зеленые камешки, символ жизни. Дядя и другая бабушка послужили причиной конфликтов в семье, эти ситуации нуждаются в прощении – сюда идут кубики фиолетового цвета, чтобы принести нашему роду мир, мир.

Отец… отец научил меня ничего не бояться. Я отдаю ему морскую ракушку. Он очень любил море, мы всегда купались в штормовую погоду: вот волны пытаются разбить нас о берег, утащить на опасную глубину. Отец учит меня заходить в воду боком, в нужный момент приседать вместе с волной, потом отрывать ноги от дна, снова вставать… и улепетывать, пока не накрыло с головой!.. От игры со стихией перехватывает дух, коварная волна мечтает добраться до нас, но мы только хохочем над ней. Мы в игре, мы знаем правила игры!

И снова дедушка Сергей. И я. Его художественный дар символизирует прозрачная бусинка, как капля росы, божественной росы. И себе беру такие же бусины, но только две – мне нужно больше, чтобы распутать историю.

Заключительный этап семинара – опять работа с метафорическими картами. Ко мне идут две карты, на которых изображен один и тот же персонаж – негритенок. На первой он держит на руках детеныша леопарда, а на второй этот же леопард, но подросший, лижет обессилевшего негритенка в лицо. Мое прочтение: леопард – дух нашего рода, которого я выхаживаю и выращиваю, но который, окрепнув, сможет поддержать и меня. К маме подкладываю изображение дома, который мы потеряли. Отцовской родне достается драгоценный кубок, украшенный каменьями, – для утоления духовной жажды. Еще одна карта – про отношения: в розовых кущах мужчина и женщина о чем-то достаточно напряженно беседуют, а на горизонте дымят заводские трубы (эта ситуация в буквальном смысле реализовалась сразу по окончании семинара).

Я вдруг лихорадочно начинаю искать в пачке карту, которая промелькнула и исчезла, фуф, вот она. На ней изображена задняя часть коровы, на спине которой валяется довольная сытая девочка, а мальчик залег прямо под коровьим выменем и жадно пьет молоко. Я ищу для карты место на генограмме, и она сама ложится к маме и дяде: ну конечно, детьми в войну они голодали, их нужно накормить! И еще одна карта, как козырный туз, кроет весь расклад: на самом верху генограммы оказывается изображение взрослого дикого барса, как мне кажется, издающего грозный рык: «Хочууу!! Хочууу жить!!»

За несколько часов семинара отыграть подобный детектив – задача не из легких. И потому удивительно, как нашим тренерам удается поддерживать комфортную обстановку и хорошее самочувствие в такой сложной работе. Эффект от нее чувствуется месяцы, месяцы спустя и после окончания семинара.

P.S.

А совсем недавно мы участвовали еще в одном семинаре Ольги и Надежды – «Лабиринт отношений». В это время у меня гостили мои питерские друзья, Света и Денис. Светлану я утащила на семинар, а Ден, известный питерский граффитист, рисовал у меня в комнате на стене яблоню с множеством яблочек. Ту самую. Это самый любимый, волшебный символ для меня. Древо рода, древо жизни, древо познания. «Иди поспи под яблоней», – говорил мне отец. Я сама яблоко с этого дерева. …Увидев роспись на стене, мама воскликнула: «Ну ты как дедушка Сергей! У нас в доме на стене он нарисовал яблоню. Но, правда, с одним яблоком».

Участница Тренинга «Энергия Рода. Мой Путь»